Ustorka.ru

Информационный портал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фотосессия в стиле Vogue: все о стиле, макияже и гардеробе для фотосессии в стиле Vogue

eugene_solo

Я очень сильно горжусь успехами своей супруги 🙂 Успехами в её профессиональной среде — в фотосъёмке. Каждая её победа меня радует не меньше чем собственные достижения. Поэтому я не так давно положил начало традиции публиковать у себя в блоге её свежие работы.

В этот раз достижение просто прорывное. Дело в том, что в фото тусовке есть такое понятие как съёмка в стиле фэшн (fashion). По названию я думаю вы уже догадались что это: это съёмка модных коллекций. Но суть не в том, что в кадре просто профессиональные модели в платьях от Юдашкина (а-ля «мы стали боле лучше одеваться»), суть в креативе. Это фотосеты в стиле, например, журнала Vogue. Чтобы проводить такие съёмки нужно быть на порядок более продвинутым фотографом, чем во время съёмки свадеб или обычных людей. На фэшн-съёмку никогда не возьмут фотографа, который себя ещё не зарекомендовал в этой области. То есть, чтобы снимать фэшн, нужно уже иметь опыт съёмки фэшн («что бы продать что-нибудь не нужное, нужно сначала купить что-нибудь не нужное, а у нас денег нет» ©).

Таким образом, получается, что начинать надо с создания фэшн-портфолио.

Для этого Наталья нашла в интернете энтузиастов, которым тоже было интересно показать себя, то есть людей, которых интересовал не заработок, а самореклама и создание портфолио. В результате, она организовала семерых человек, включая саму себя: начинающего модельера, опытного визажиста и трёх девочек-моделей. Ещё она арендовала в Москве фотостудию почти на весь день, нарисовала декорации и разработала сценарий. В день «Х» вся эта весёлая компания собралась вместе и началась работа.

Результат этой работы смотрите ниже 🙂

Fashion designers: «Fish-ki», Petrova Marina.
Photographer: Tasha Soul .
Models: Julia Davydova, Yana Savushkina, Zlata Zlobina.
MUA&hairstyle: Sergey Khegay.

Высшим пилотажем во время работы был тот факт, что Наталья использовала только один источник света — портретную тарелку. Честно говоря, меня это очень сильно удивило, потому что на некоторых фото, например фото №5, складывается ощущение что источника как минимум два: один светит спереди на лицо, другой подсвечивает сзади. Но, оказывается это, лишь, умело созданное отражение. Весь фотосет снимался сразу в чёрно-белом режиме на высоком контрасте. Такова была изначальная задумка.

Вообще, новичка от профессионала отличает всего одна деталь: у новичка случаются удачные фото, ему достаточно часто везёт и иногда, даже, можно сказать, например, вот тут у тебя интересный свет. Но у новичка это, как правило, всегда случайность. Профессионал же редко может похвастаться внезапной удачей, его удача практически всегда продумана и осознанно реализована. То есть, тут мы имеем дело с тем же, к чему стремимся в эзотерике: к осознанности. Осознанная работа, это когда она выполнена именно так, как задумана и не является результатам неожиданного совпадения 🙂

Часть реквизита Наталья делала сама. Например, зонтик на последнем фото это фото-отражатель без отражающей ткани, а на спицы накручены старые дырявые носки 🙂 Зонтик так понравился моделям, что они не хотели с ним расставаться. А на первом фото вы видите нарисованных птичек — это не наложение в фотошопе, это рисунок от руки на листах формата А4, которые прикреплены к фону. В фотошопе были просто разретушированы их края. Вообще этот фотосет потребовал минимальной пост-обработки, потому что изначально был грамотно отснят.

Вот для примера ссылка на обложки журнала Vogue, чтобы вы могли сравнить как это делают там. Сдаётся мне Vogue у Натальи удался 🙂

Фотограф Света Ярошук: «Работа, опубликованная в Vogue, – это повод для гордости»

Работы фотографа Светы Ярошук периодически публикует Vogue Italia и другие зарубежные журналы. В прошлом году ее фотографию даже выставили в Лувре. О том, как ей удается завоевывать симпатии жюри и модных редакций, а также совмещать fashion-фотографию и съемку молодоженов, мы спросили у Светы лично.

Фото для конкурса The Exposure Award, выставленное в Лувре

Фотоконкурс The Exposure Award два раза в год устраивает выставки своих финалистов в Париже и Майами. Работа Светы Ярошук дошла до финала, фото показали в Лувре и опубликовали в книге.

Читайте так же:
Как отличить бронзу от латуни в домашних условиях по внешнему виду? Чем отличается бронза от латуни по составу? Способы отличить бронзу от латуни магнитом, кислотой, нагреванием

Кроме участия и побед в других конкурсах, в списке «заслуг» Светы и 14 фотографий в электронной версии Vogue Italia. Она искренне признается, что до сих пор не знает, почему именно ее работы удостаиваются внимания экспертов:

— Это единственная редакция, которая позволяет любому желающему фотографу попасть на сайт престижного издания в мире fashion. Иногда мне пишут фотографы из известных журналов и спрашивают, знаю ли я какой-то секрет. На самом деле, я не знаю.

Приятно, когда тебя оценивает редакция известного журнала. Значит, ты двигаешься в правильном направлении. Конечно, фотография, опубликованная в Vogue, – это повод для гордости.

Любой конкурс – это способ заявить о себе и проверить работу, но я отдаю себе отчет в том, что любой фотоконкурс субъективен.

Фотограф-самоучка

Фотографией Света начала заниматься не сразу. Экономист по образованию, она успела поработать в офисе «от звонка до звонка», пока не начала всерьез интересоваться съемкой. Первый опыт она получала в клубах, где пробовала себя в качестве фоторепортера на вечеринках.

— Сейчас я понимаю, что на тот момент я снимала плохо. Когда я начала посвящать все свое время фотосъемке, то прогресс пошел быстро. Я очень рада, что приняла решение уйти из офиса и полностью погрузиться в фотографию.

Света признается, что никаких курсов, мастер-классов и фотошкол не посещала и, по сути, фотограф-самоучка:

— Я купила фотоаппарат, прочитала инструкцию и начала сама разбираться в кнопочках. Я не смотрела даже видеоуроков. Конечно, я кое-что читала, подписывалась на паблики и фотографов, которые мне нравились. Постепенно я стала во многом разбираться, но времени на это ушло много.

Света не отрицает, что с хорошим преподавателем научиться фотографировать можно гораздо быстрее. Но здесь нужно быть осторожным, потому что могут так научить, «что будешь бояться сделать шаг в сторону».

Фотограф должен понимать, как поставить свет, выстроить композицию, понимать правила сочетания цветов и другие нюансы. Тем не менее, Света уверена, что техническая сторона не самое главное.

— Есть много фотографов, которые заботятся только о качестве, технике и правильной постановке. Они профессионалы в техническом плане, но эти снимки смотреть неинтересно. Им не хватает смысла и чувств. Конечно, качество фотоснимка никто не отменял, но должно оставаться и индивидуальное видение фотографа; понимание того, что ты снимаешь.

О профессионализме фотографов и моделей

— Я фотограф. Профессиональный, не профессиональный – как тут судить? Я стараюсь запечатлеть характер человека, подловить кадр, где он раскрывается как личность, показать его суть или, наоборот, дать ему возможность побыть кем-то другим в кадре. Если людям нравится – то это и есть показатель профессионализма.

Света работает в основном в двух направлениях: свадебная (семейная, love story) съемка и fashion-фотография:

— Сначала я вообще снимала арт, интересные типажи и работала с непрофессиональными моделями: знакомыми или девушками, которые обладали нетипичной внешностью, но не умели себя правильно преподнести. Сейчас я чаще всего снимаю профессиональных моделей, многие из них начинающие.

С кем работать легче? Зависит от человека. Бывает, что он легко раскрывается, хорошо идет на контакт. Для моделей съемка – это профессия, поэтому они знают свои удачные ракурсы, владеют позами, умеют взаимодействовать с фотографом.

Конечно, обычного человека нужно расшевелить, чтобы он не стеснялся, показал, какой он есть. Здесь мне нужно больше быть психологом. Бывает, что и вовсе не удается найти контакт, и неважно, кто это: парень или девушка. Все портит стеснение перед камерой. Приходится дольше снимать, больше говорить, общаться.

О fashion-фотографии и съемках свадеб

Выбирать только одно направление в работе Света пока не хочет, хотя не отрицает, что правильнее было бы сконцентрироваться или на свадьбах/love story, или на fashion.

— Мне пока многое интересно, а fashion-фотография – в первую очередь как девушке. Стиль и мода – это способ выделиться, что-то сказать, но порой мне не даёт покоя мысль о чрезмерном потреблении и бессмысленности выпуска и покупки такого количества одежды и аксессуаров.

Мне нравится, что сейчас изменились типажи. Если раньше востребованы были девушки с типичной модельной внешностью и даже как будто одинаковые, то в последнее время такие идеальные модели остались только в сфере рекламы косметики. Теперь больше ценится индивидуальность.

Читайте так же:
Отслеживание авиарейсов, авиаполетов онлайн: ссылки на сервис отслеживания. Как отследить рейс самолета онлайн по номеру рейса в реальном времени на сайте Флайтрадар24.com на русском языке: инструкция

Например, если раньше о какой-то девушке можно было бы сказать, что она некрасивая или у нее есть какой-то недостаток, то сейчас это считается ее изюминкой. Фотографы научились видеть красоту в странных и нестандартных девушках и парнях, и мне это тоже интересно. Я очень люблю странных людей, странную одежду, в которой не прогуляешься просто так по улице, или, по крайней мере, не каждый сможет это сделать.

К свадебной съемке, в отличие от некоторых профессиональных фотографов, у Светы нет никакого пренебрежения.

— Я ценю хороших фотографов в этой сфере, которые не штампуют одну фотографию за другой, а развиваются, ищут необычные ракурсы и что-то новое.

Я люблю живые, эмоциональные фото на свадьбах и применяю свои репортажные навыки. От постановки никуда не денешься: паре нужны красивые статичные снимки, но одновременно мне нравится делать репортаж. Я больше не снимаю в клубах, но там я прошла хорошую школу, и многое мне пригодилось. Я знаю, как ловить интересные моменты, как их поджидать.

Мы специально спросили Свету, как она относится к обилию свадебного декора в кадре. Его количество в последнее время зашкаливало на свадебных фотографиях.

— Нагромождение декора в большинстве случаев очень любят на воркшопах и мастер-классах, чтобы показать все, что мы умеем. Это европейский стиль свадеб, который у нас очень ценится. Мне нравится красивый декор, он помогает разнообразить кадры и занять людей, но его не должно быть чересчур. Я не большой любитель снимать много-много деталей и делать много отдельных кадров декора, если только это не нужно самому декоратору. Думаю, что декор останется, но, скорее всего, его станет меньше: декораторы будут думать о гармонии, а не о том, как бы побольше всего показать.

Могу точно сказать, что не очень люблю. Например, новогодние фотодни, когда в студии собирают много красивого декора и снимают семью за семьей – то у камина, то у елки и т.д. Я такое снимаю, но редко, мне это неинтересно, потому что это надуманные кадры. Понятно, что люди хотят качественную, красивую, семейную фотографию. Но я все-таки за живые снимки. А студийные фотографии можно сравнить с походом в фотосалон в былые времена, никакого развития, а лишь штампованный кадр за кадром. Лучше чуть больше потратить времени, прогуляться, поболтать, половить кадры – выйдет, на мой взгляд, интереснее. Людям нравится видеть себя эмоциональными в обычной, настоящей среде.

О компромиссах и ожиданиях клиентов

— Чаще всего клиенты не знают, чего они хотят, ожидания расплывчатые. Если я понимаю, что будет некрасиво, то пытаюсь переубедить. Выкупы в подъезде я не снимаю. Обычно я заранее встречаюсь с парой до свадьбы, ведь каждый фотограф стремится к тому, чтобы работать с теми людьми, которые близки ему по духу или настроению.

Хорошо, когда свадьба выдержана в одном стиле, а не так, что какие-то традиции соблюдаются, а от каких-то отказываются в угоду европейскому стилю. Возможно, я бы хотела снять настоящую, традиционную свадьбу, как в глубинке, и поучаствовать в конкурсе с фотопроектом. В последнее время на конкурсах вообще популярна российская глубинка. Многие фотографы отправляются снимать своих бабушек и дедушек, запечатлевают свои родовые гнезда, и эта тема сейчас котируется.

О стрит-фотографии в Беларуси и России

Альтернативу репортажной съемке в клубах Света нашла в стрит-фото, но в СНГ, как она считает, ей нужно еще учиться снимать на улице.

— Я пока не понимаю, как эти фотографии здесь преподносить, на данный момент они отправляются лишь в архив. Хотя недавно одно фото, снятое в России, было выбрано редакцией National Geographic для Celebrations story на их сайте. Конечно, мне больше нравится снимать стрит-фотографию в поездках в Европу и Азию. Там у меня сразу рождаются сюжеты. Наверное, потому что там больше красок. Я вдохновляюсь стрит-фотографией, например, работами агентства Magnum Photos, смотрю альбомы их фотографов.

Фото, отобранное для конкурса Celebrations story от National Geographic

Вроде бы, все это наша ежедневная жизнь, но если поймать интересный момент, то потом можно им восхищаться и много думать. У меня в голове осталось много кадров, которые я упустила – то нет фотоаппарата под рукой, то, бывает, страшно у нас человека щелкнуть, но с последним, конечно, нужно бороться в себе. И потом, если человек меня заметит, то у него на лице уже не будет той эмоции, которая меня заинтересовала.

Читайте так же:
Как измерить и посчитать объем комнаты, вычислить кубатуру расходных материалов?

Но вообще я очень хочу пойти день-два снимать стрит-фото. Ради удачного кадра фотограф может просидеть и день в «засаде». Например, если он видит лужу и как люди через нее перепрыгивают, то наверняка за день удастся сделать интересный кадр.

О сотрудничестве с журналами

Света сама организовывает съемку, а потом отправляет фотографии в зарубежные журналы. Так одну фотосессию уже опубликовал журнал из США. Еще одну ждет публикация также в американском глянце. Для белорусских журналов она тоже снимала.

— Фэшн-фотография в Беларуси представлена группой журналов. К сожалению, не все из них выжили, осталось несколько. Сейчас здесь появляются новые лица. Работают хорошие дизайнеры, есть что показать. Конечно, это не уровень даже России. Съемки бывают очень хорошие, но есть куда расти. По крайней мере, наши модели уже ценятся в мире, участвуют в показах известных брендов.

Разумеется, нужно понимать, что будущее развитие той же фэшн-фотографии зависит от ситуации на рынке рекламы. Нужно создавать продукт, который можно продавать. Рынок у нас не настолько широкий, а индустрия моды не может развиваться в стороне от рекламы.

Как попасть в Vogue: Модный фотограф из Пскова о глянце и искусстве

Екатерина Сокова — псковичка, но больше известна не в родном городе, а за пределами региона и даже за рубежом. Она публикуется в зарубежных глянцевых журналах, ее работы можно увидеть в галереях Европы. О социофобии, творчестве и требованиях иностранных медиа Екатерина рассказала «АиФ-Псков».

Важно самообразование

— Катя, как вы стали фотографом? С чего все начиналось?

— Все началось с того, что у меня появилась «мыльница». Сначала фотографировала цветочки, котиков. Потом увлеклась жанровой съемкой — это когда «подлавливаешь» людей на улице или ищешь какие-то интересные моменты. И постепенно я начала работать с людьми, снимать портреты, свадьбы.

Дело в том, что раньше у меня было что-то вроде социофобии: не общалась с людьми, и мне было нормально. Но потом я решила, что если у меня получается зарабатывать на фотографии, неплохо было бы лечить свою социофобию. И благодаря своей работе я потихоньку от нее избавилась.

Все люди, снявшиеся в «Лукоморье» - это не профессиональные актеры, а друзья и родные авторов.

— Какое-то специальное образование получали?

— У меня среднее образование по специальности «Финансы и кредит» и высшее — по специальности «Информационные технологии в компьютерном дизайне». Высшее образование я получала в Институте технологии и дизайна в Санкт-Петербурге, который в народе называется «Тряпка», потому что там готовят дизайнеров одежды. И это образование — почти по специальности. Во всяком случае, там было много крутых предметов, таких, как физика цвета, история искусства, история дизайна, которые мне пригодились.

Но в целом, если ты хочешь стать компьютерным дизайнером, фотографом, очень важно именно самообразование. Когда училась, Photoshop я знала лучше, чем мои преподаватели. И до сих пор я активно учусь. Например, сейчас взяла курсы по колористике. Возможностей много, можно учиться дистанционно, в том числе, в зарубежных университетах.

— Когда вы поняли, что добились успеха в профессии?

— Во время учебы в Петербурге. Я работала фотографом и одно время входила в 10-ку лучших фотографов Питера. А периодически попадала в 20-ку лучших фотографов по версии сайта MyWed. Это сообщество профессиональных фотографов, которое каждый год каждый год проводит конкурсы, дает премии. Но главный бонус — это клиенты, потому что когда занимаешь верхние строчки таких рейтингов, тебя видит больше людей.

— Почему вы вернулись в Псков?

— У меня здесь муж появился. И в Питере мне не хватало природы: там все из камня, погода всегда плохая. Поэтому переехала в Псков. Но работаю не здесь: в основном, в Петербурге и в Москве. А до карантина — и в странах Европы.

Морщины в тренде

— Ваши снимки публиковал журнал Vogue?

— Есть сайт итальянского Vogue. Туда отправляешь работу, и просто она проходит модерацию или не проходит. Прелесть этого сайта в том, что фотографии отбирают редакторы печатного Vogue. Работы публикуют на сайте. Еще очень круто и престижно, если работа становится «фотографией дня». В плане финансов это ничего не дает. Но в плане имиджа многое может дать. Если тебя замечают — это очень классно!

Читайте так же:
Молитвы перед исповедью, молитвы покаянные: слова

— Какие именно ваши работы оценили итальянцы?

— Разные. В том числе фотографии, снятые на телефон.

— В каких еще зарубежных изданиях публикуются ваши работы?

— Публикациями нужно заниматься. Я начала этим заниматься только в этом году, и мои работы опубликовал один российский журнал и несколько американских медиа-ресурсов, в том числе сайт, у которого несколько миллионов подписчиков в Инстаграме. Также у меня есть работы, которые висят в галереях в Европе. Но я сама это не организовывала. Кураторы выставок обычно сами находили меня. Над продвижением все-таки надо работать, а мне больше хочется заниматься творчеством.

— Что чаще всего берут европейские журналы для публикации? Какие им нужны фотографии?

— У меня специфическая фотография: много черно-белого. Но большинство журналов любят цвет. Сейчас в тренде натуральность цветов, очень модны в мире (мы пока этого не признаем) — бытовые, обыденные вещи. Почему Марков [живущий в Пскове Instagram-фотограф Дмитрий Марков, который стал лауреатом ряда престижных международных фотоконкурсов — «АиФ-Псков»] так бомбанул? Потому что для нас — это обыденность, мы в этом живем. А в Европе и Америке считают, что это классно, колоритно!

В том же Vogue много работ, где все натурально, ничего не ретушируется: лишний жирок, морщины. Ретушь — это вообще сейчас не модно, но пока в России, и особенно, в провинции заказчики отказаться от этого не готовы.

— Ваши заказчики тоже хотят ретушированные снимки?

— У меня специфический стиль, выработанный годами. Все мои клиенты очень крутые, с ними классно работать. Потому что они приходят ко мне за моим стилем и они говорят обычно: «Делай как хочешь, главное, чтобы все было в твоей стилистике». У меня такие клиенты, которые мне доверяют.

Главное — идея

— В чем особенность вашего стиля?

— Многие его называют меланхоличным. Приглушенные цвета, размытость, пикториализм. Есть такой термин — пикториальная фотография. Она немножко мутная, нечеткая, размытые лица, силуэты.

— Сложно ли это делается?

— Всегда везде главное — идея и вдохновение. А технически это не сложно. При съемке я стараюсь использовать естественное освещение, особенно на улице. Не использую вспышки, отражатели. В помещениях тоже люблю освещение от окна. И если я работаю со студийным освещением, то это чаще всего направлено на эксперимент.

— Моделей для съемки откуда берете?

— Есть идея — я ищу модель и снимаю. Или это клиенты с обычных коммерческих съемок. На таких съемках я тоже выкладываюсь. Для меня важно получить творческий результат, а не просто отдать хорошие картинки.

— А на фото в иностранных журналах есть псковские места, люди?

— Мест нет, а люди, конечно, есть. В Пскове снимаю мало, но часть фотосессий сделана здесь. Чаще всего съемки проходят в студии. Там расположено швейное предприятие. Один раз я пришла туда и увидела армейскую палатку — фактурную, зелено-коричневого плана с грязными веревками, потертую и очень большую! Я сразу решила, что нужно что-то снять: накатала пост, что ищу модель на ню-съемку. Откликнулась моя знакомая, мы с ней сделали фотосессию, которая попала сразу в несколько престижных журналов.

— Что главное в фотографии?

— Свет. Само слово фотография переводится как светопись. Также важны композиция и цвет. Но самое главное это идея. Без нее никуда. Идея и ощущение, которые передает фотография. Снимать можно и на iPhone. Главное — идея и талант режиссера, оператора, фотографа. Можно снять на очень дорогую кинокамеру очень плохо. Таких примеров полно.

— А что дальше? Какие творческие планы?

— По фотографии я хочу двигаться в арт. Это творческая художественная фотография, экспериментальная, которая может продаваться в галереях, и с которой можно выставляться, какие-то концепции делать. Сейчас очень модно совмещать фотографию, медиа-инсталляцию, видео, делать один большой медиа-проект. А другое направление — развиваться в видео. Это оживление моего фотографического стиля. И сейчас мы работаем в этом направлении: снимаем социальные проекты, короткие метры. Возможно, следующим летом снимем полный метр. Это сложно, интересно и круто — что снова учишься.

Скандальная фотосессия Vogue Italia в Архангельской области

4 сентября Vogue Italia в своём Instagram опубликовал несколько кадров фотосессии в Архангельской области. Эта съёмка вызвала волну крайне негативных откликов у российской публики. От «уродство и трэш» до «оскорбление православной веры и русской культуры». Так что же произошло?

Читайте так же:
Березовый деготь: в огороде саду, на даче от вредителей. Применение березового дегтя от насекомых, муравьев, тли, проволочника, луковой мухи, медведки, клещей

Съемочная группа Vogue Italia во главе с британским фотографом Джонни Дафортом (Johnny Dafort), который работал с Balenciaga, Calvin Klein, Stella McCartney, Gucci, Tom Ford и Louis Vuitton, провела фотосессию в деревне Чикинская, Пинежский район Архангельской области. Деревня эта является труднодоступной для посещения и почти заброшена, жилых там осталось всего четыре дома.

Вот как прокомментировала эту ситуацию пресс-секретарь администрации Пинежского района Ирина Акопян:

«В этой деревне есть старинные храмы, их восстанавливают. У тех, кто видел фото, мнения разные: не знаем, плакать или радоваться…».

В работе принимала участие модель из Турции Гундже Гюзюток. Стилистом съемки является россиянка Лотта Волкова.

Теперь становится понятно, почему была выбрана именно такая необычная локация. Лотту называют «королевой парижского андеграунда» и «модным арбитром своего поколения». Именно Лотта Волкова, Гоша Рубчинский и Демна Гвасалия вместо псевдорусского стиля (валенки, шапки-ушанки и т.д.) предложили Западу своё представление о русской моде, связанное с «перестройкой», лихими 90-ми и духом перемен. Представление это весьма утрированное, ироничное, иногда даже китчевое.

По мнению журнала Vogue:

«Они возвели дурновкусие российской глубинки в ранг самой передовой моды».

Не это ли самая главная причина нашего раздражения? Тренировочные костюмы, растянутые футболки с кричащими надписями, огромные свитера и пуховики — словом, всё то, что нам стыдно вспоминать и хочется поскорее забыть, становится «трендом» в мире западной моды.

Лотта Волкова остаётся верна своему стилю и в этой фотосессии.

Модель в «кричащей» одежде позирует на фоне полуразвалившейся церкви Покрова Пресвятой Богородицы с православным крестом в руках или сидит в салоне грузовика времен СССР с раскрашенным лицом и накладными усами. Позирует гордо на фоне мотоцикла «Иж» с коляской , как это было в 90-е годы, или идёт по деревенской улице из продуктовой лавки. Покосившиеся бревенчатые избы, проселочные дороги, разрушенные храмы — всё это приметы неоднозначной эпохи 90-х, сохранившиеся по сей день в российской глубинке.

Отдельного внимания заслуживает одежда модели. В съемках участвовали самые именитые бренды: Balenciaga, Gucci, Dolce & Gabbana, Ferragamo и многие другие.

Нам представили цветастые халаты и платки, немыслимые разноцветья и сочетания принтов, имитирующие «бабушкин стиль». Это подтверждается и сгорбленными позами модели, как бы «прихваченной» радикулитом. Или образы «надену всё лучшее сразу», резко контрастирующие с жакетами, юбками и платками темно-серого цвета.

Это не только мода, но и коммерция. Эпатаж и, как сейчас принято говорить, «хайп» — важные составляющие успеха. Ностальгия, замешанная на точном коммерческом расчёте.

Эту идею поддерживает и композиция фотографий. Изображения модели словно наложены на российский фон. Безусловно, «неумелые» фото подчеркивают настроение того времени. Они выглядят утрированно и напомнили мне эстетику пропагандистских плакатов 20-х — 30-х годов прошлого века.

По духу я могу сравнить эту съёмку с картинами художников-модернистов, которые в своё время бунтовали против вековых устоев в мире искусства и руководствовались своим воображением и восприятием мира вместо того, чтобы просто копировать окружающую действительность.

Я не вижу ничего оскорбительного в таком подходе. Каждый художник имеет право на своё видение. Кто-то мне возразит:

«А как же использование православных символов? Это может оскорбить чувства верующих!».

В нашей истории был период тотального атеизма и разрушения храмов. Храм в Чикинской находится в полуразрушенном состоянии по сей день. Это не оскорбляет чувства верующих? Напротив, я уверена, что благодаря этой фотосессии на маленькую заброшенную деревню на севере России обратят внимание во всем мире, и храм будет восстановлен быстрее.

Но вернёмся к моде. Мода — игра, провокация, возможность заявить о себе. Она бывает разной: изысканной и гротескной, соответствующей классическим канонам и полностью их разрушающей. Не нужно относиться к моде, как, впрочем, и к себе, слишком серьёзно. Самоирония — показатель эмоционального благополучия человека, а значит, и всего общества.

Иными словами, это всего лишь мода и особый взгляд «художников» на актуальную нынче «русскую тему».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию